Интервью

«Нельзя ненавидеть человека за то, что он говорит на другом языке» — эксклюзивное интервью премьер-министра Ингриды Шимоните для RADIO•R

Goluboe Dobroe Utro Instagram Istorija Publikacija V Facebook O Sportivnom Meroprijatii 640 400 Piks. 1350 250 Piks.

В день 700-летнего юбилея столицы премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните дала эксклюзивное интервью RADIO•R. В беседе премьер откровенно ответила на многие важные для жителей нашей страны вопросы. Поделилась тем, довелось ли ей самой заниматься волонтерской работой, помогая украинским военным беженцам. Рассказала о том, считает ли она жителей Беларуси и России угрозой национальной безопасности Литвы и о том, как строить отношения с Беларусью и Россией, когда закончится война. Ингрида Шимоните также поделилась своим отношением к такому факту, как «отмена русскоязычной культуры» и назвала причину этого явления. Ниже — некоторые выдержки из интервью. 

«Нельзя ненавидеть человека за то, что он говорит на другом языке» — эксклюзивное интервью премьер-министра Ингриды Шимоните для RADIO•R

1. Отвечая на вопрос, принимала ли Ингрида Шимоните участие в каких-либо социальных акциях в поддержку украинцев, премьер ответила, что старается участвовать во всем. Не только как премьер-министр страны, но и от своего имени. «Я стараюсь помогать своим временем, когда могу. Когда был первый поток беженцев в марте прошлого года, в центрах по регистрации нужны были люди, потому что за день приезжало от 1000 до 2000 человек, которых надо было как-то зарегистрировать, как-то приютить, найти ночлег и позаботиться о каких-то базовых вопросах. И это было довольно сложно, потому что обычно волонтерят люди, которые помоложе. Потому что надо сидеть в компьютерах, разбираться, как-то данные вводить и т.д. Но довольно многие молодые люди не имеют возможности общаться по-русски. И вот я с группой коллег помоложе несколько вечеров сидела и регистрировала людей, подыскивала жилье. Иногда звонила людям, которые свое жилье зарегистрировали. И говорила: «Вам звонит волонтер, Ингрида. У меня есть вот такой вопрос к вам. Они говорили, говорили, говорили, а потом на том конце трубки: «Ингрида – это ТА Ингрида, да?».

«Я просто стараюсь как-то быть частью и того простого, что мы можем сделать для людей, которых война заставила покинуть свой дом».

2. Интеграция украинцев, которые уже находятся в Литве, по мнению премьер-министра, проходит довольно хорошо. Многие беженцы находят себе место на литовском рынке труда. Однако есть и сложные моменты. Один из них, по мнению премьера, — «внедрить» детей в нашу школьную систему, потому что у нас школ, которые обучают на украинском языке, нет. Есть школы либо на литовском, либо на русском, либо на польском языках, да и то на русском на польском языках — не везде, а только в некоторых городах».

3. Гуманитарные визы по-прежнему выдаются белорусам и россиянам, которым грозят пытки, тюрьма, силовые органы. Ингрида Шимоните подчеркнула, что Литва считает себя цивилизованной страной и обязана помогать в таких случаях. В то же время премьер-министр предлагает отделять политических беженцев от тех, кто пытается избежать мобилизации. Но, по словам Шимоните, людям, которых задерживают за возложение цветов к памятнику Лесе Украинке и Тарасу Шевченко, нужно оказывать помощь. 

4. Литва будет выступать за уравнивание санкций, введенных в отношении Беларуси и России, сказала премьер-министр Ингрида Шимоните. Она напомнила, что сейчас такие меры в отношении официального Минска чуть мягче, чем для Москвы. Однако в ближайшие недели будет обсуждаться новый пакет санкций, и Литва выступит за изменение ситуации. «Иначе это некоторая компрометация санкций со стороны России, которая очень просто их обходит, используя Беларусь», — подчеркнула Шимоните. Она также высказала мнение, что будущее Беларуси зависит от того, что ждет в ближайшее время Россию. При этом премьер-министр не видит запроса в РФ на демократизацию, хотя есть запрос на нормализацию отношений с Западом. 

5. «Я даже не могу придумать никакого основания для того, чтобы ненавидеть человека просто потому, что он говорит на каком-то языке. Я говорю на всех языках, на которых говорят в Вильнюсе, — конечно, на литовском, а также на русском и на польском. Просто для меня, во многом, привилегия, что я знаю эти языки. Хотя знания мне давались очень сложно, потому что меня «третировали» в школе для того, чтобы я выучила русский язык. И я до сих пор знаю все эти стеклянные, оловянные, деревянные и т.д. … Уже в связи с тем, что происходило за минувший год, думаю, что и украинский язык тоже выучила. Понимаю все, говорить пока стесняюсь, но, наверное, скоро смогу и разговаривать», — сказала Ингрида Шимоните.

6. «Ставить знак равенства: русскоговорящий — значит антигосударственный, — это вообще абсурд. Потому что, я это говорила не раз, и еще раз скажу, мы знаем многих людей, которых мы можем либо по своей оценке, либо даже официально по решениям суда считать антигосударственными деятелями. И у абсолютного большинства из них фамилии абсолютно литовские, и они говорят на литовском языке».

7. Отвечая на вопрос об отмене русскоязычной культуры, Ингрида Шимоните предположила: «Я думаю, это немного отражает нашу провинциальность, потому что, когда мы жили в Советском Союзе, нас просто «кормили» русской культурой. Если бы нас кормили испанской культурой, французской культурой, английской культурой, которые не менее великие, тогда, наверное, у нас не было бы такого отношения, как сейчас… Понятно, что сейчас, возможно, есть меньше аппетита на то, чтобы это смотреть, читать, и как-то в это вникать. Но я думаю, что это тоже пройдет. Нам просто надо найти здоровое отношение к российской, русской, культуре, как к одной из культур».

Премьер-министр Ингрида Шимоните ответила также на блиц-вопросы о том, что она считает символом Вильнюса, о том, какое место столицы больше всего подходит для романтического свидания и на многие другие.

Похожее