700 years of Vilnius

6. Вилейка – Швейцария в Литве. Гость подкаста «Вильнюсу – 700 лет» – Максим Захаров

200 Sledite Za Novostjami

Проект «Вильнюсу – 700 лет» посвящается литовской столице. Об этом удивительном городе и его многолетней истории рассказывают гиды, живущие в нем люди, и, конечно же, мэр столицы. Вильнюс всегда объединял людей разных национальностей, конфессий, характеров и привычек. Этим он и славен. И об этом Эрнест Алесин общается со своими гостями.

Listen to «Вилейка – Швейцария в Литве. Гость подкаста «Вильнюсу – 700 лет» – Максим Захаров» on Spreaker.

— Мы продолжаем серию наших подкастов, посвященных 700-летию Вильнюса, которое будем отмечать в 2023 году, и рассказываем о городе глазами гидов. Но сегодня у нас необычный гость. Я попробую – если правильно тебя представлю – руководитель общины Новой Вильни, архитектор в душе и гид еще в свободное от работы время. Макс Захаров, здравствуйте.

— Добрый день.

— Мы с тобой перед эфиром тоже разговаривали об этом. Странная история какая-то. Мы привыкли, что каждый микрорайон нашего города – просто часть города. А когда мы говорим про Новую Вильню, как-то такое ощущение, что город в городе. Как это? Ты можешь объяснить, в чем тут подвох?

— Да, действительно, это все из-за стереотипов. И это, наверное, самый распространенный стереотип, что Новая Вильня – это просто-напросто очередной микрорайон города Вильнюса. И все сразу представляют те же самые – ну, спальный микрорайон – то есть, представляют, что это просто пятиэтажки, хрущевки, и это просто-напросто…

— … ну, некогда – заводы…

— …да, и, конечно, о заводах все слышали, что их много, но это, наверное, больше старого поколения население.

— Спасибо за комплимент, но ладно.

— …потому что история заводов закончилась примерно 30 лет назад. Сейчас, конечно, совсем по-другому все развивается, но вот мы и начинаем с того, что, конечно же, много стереотипов, и никто не знает, что Новая Вильня, конечно, имела свою отдельную историю, как просто совершенно отдельного города. Имела также и городские права. То есть, это уже официально было, с 1903 года, она стала городом, потому что население выросло уже примерно до 10 тысяч. То есть, уже тогда была промышленность достаточно развита, достаточно большое население – почти 10 тысяч, и, наверное, поэтому решили все-таки как-то соединить все те бывшие деревни, и заводы  — вот такой контраст просто. Там было много разных деревень небольших, и были заводы. И были, конечно же, рабочие – тысячи просто людей. И это еще 1903 год, где они жили именно на территории этих вот деревень, которые решили соединить, объявили городом. Название было, конечно, Нововилейск – наверное, это можно приравнять к Новой Вильне. Просто немножко в другой форме. Окончание СК – как более крупный город какой-то.

— То есть, не городок, а город уже…

— Не городок.

— А скажи, пожалуйста, вот мы разговариваем с гидами, и все признают, что 1323 год для Вильнюса – это, по большому счету, ну, не мог город именно в этот год появиться, потому что в этот год объявил город, что ждет новых жителей. И, видимо, он уже существовал. А что же тогда с Нововилейском? Он же Новая Вильня, он же Вилейка. Что с его какими-то истерическими упоминаниями?

— Да, так вот можно такие немножко параллели провести между этим примером с Вильнюсом. Потому что – да, действительно, Вильнюс в 1323 году – он еще и до этого существовал. Это просто, так сказать, документальное упоминание, одно из первых, Вильнюса. То же самое и с Новой Вильней – 1903 год, опять же, Вильнюсу будет 700 лет, а Новой Вильне – 120. От того упоминания названия. А до этого Новая Вильня, конечно же, существовала. И на ее территории, конечно, самое такое значимое название было – Рокантишкес, или Рокантишке в русском варианте, в славянском варианте. Но мы знаем, что современная Новая Вильня начала строиться от железнодорожной станции в 1870-х. 73-го года постройки железнодорожная станция. То есть, мы уже знаем точно, что поселение современной Новой Вильни уже было с 1873-го года, и даже до этого. А до этого это была деревня Рокантишке, опять же, — та, которая наиболее крупная деревня, наиболее крупное поселение. Но это не просто так деревня, это, так сказать, королевские владения, Рокантишке – то есть, в Новой Вильне стоял замок 16-го века. Конечно же, есть легенда, что замок стоял и раньше, и в 13-м веке, и так далее, но пока что не нашли никаких остатков деревянных вот именно этого старого замка. Нашли только остатки 1500-х годов замка Рокантишек, который простоял только примерно 150 лет, до 1655 года.

— Плохо строили?

— Нет, просто, конечно же, был военный конфликт с Московским государством, и это, наверное, был первый случай, когда Вильнюс просто заняли, 1655-й год, и тогда, конечно же, этот замок полностью был разрушен, и после этого никогда не был уже восстановлен.

— Скажи, пожалуйста, я когда интересовался – вот в 2018-м году ты делился в своих социальных сетях уникальным маршрутом, 32 места на карте, которые можно было увидеть в Вилейке. Расскажи, пожалуйста, как пришла идея собрать эти посещаемые места, и почему тебе вдруг, спокойно живущему и создающему новые объекты, человеку стало так важно показать Вилейку в другом свете?

— Да, я вот сейчас тоже взял в руки эту карту, потому что это уже, наверное, второе издание после 2018-го – 20-го года. Действительно, я когда учился на архитектора, я просто обратил внимание, что место, где ты живешь, оно, так сказать, полностью не изучено. То есть, все считают, что это сразу часть Вильнюса, и тогда интересуются только Вильнюсом. А я как-то начал собирать, наверное, еще ранее, до 2018-го года, с 2013-го года примерно, то есть, уже почти десять лет, начал просто-напросто в интернете собирать разные вещи про Новую Вильню, и так как я архитектор, я замечаю просто те самые-самые старые здания. Человек, который не имеет образования архитектора, он, наверное, уже бы и не увидел эти старые здания, потому что они все перестроены, там уже очень мало следов вот этой вот старины остается, ее можно только профессиональным взглядом увидеть, что вот это здание старое – и тогда по чуть-чуть начал собирать. Конечно, я не один, нас больше в Новой Вильне, которые интересовались ее и историей, и архитектурой, и вот так получилось, что мы по чуть-чуть собрали 30 с чем-то объектов – это, конечно, основной маршрут. Но мы увидели, что этих объектов примерно около 60. И тогда мы думали – что можно было бы придумать? И, наверное, проще всего было сделать такой как бы маршрут. Создать карту. Нарисовали карту, нарисовали все эти объекты…

— Что за объекты? Приведи пример, пожалуйста, чтобы было понятнее, о чем мы говорим. Что такого уникального? И понятно, что это в каком-то хронологическом или географическом порядке… Но о чем мы говорим?

— Да, это более, наверное, в географическом порядке. Но эти объекты – они очень разные. Конечно же, эти объекты – старые заводы конца 19-го века. Костелы. Два костела, церковь, различные старинные здания железной дороги. То есть, это конец 19-го века, начало 20-го, кирпичная архитектура. Далее – межвоенного периода объекты. То есть, конечно, самый большой след – это с 1870-х до 1940 года, наверное, года. Больше всего объектов, которые более привлекательны для людей, то есть потом, когда уже началось строительство хрущевок и такого типового строительства, то, конечно, здесь, на этой карте, — именно тот микрорайон. Конечно, там живет больше всего людей, самый большой процент вот в этом микррайоне. Но если смотреть просто на карту, то мы увидим, что историческая Новая Вильня – на другом берегу реки Вильняле совершенно, ближе к железнодорожной станции. И там мы просто видим вот такие следы старого городка, который не успел построиться.

— А я могу уточнить? Мне как-то так удивительно. Мы говорим, что Старый город Вильнюса – второй по величине в Европе, 4 квадратных километра, а тут мы говорим про городок, 10 тысяч жителей, два костела и одна церковь? То есть это что нам может подсказать, это же серьезно? Два костела. Это разные общины. Они все мирно сосуществовали все это время?

— Да, действительно, если вот о том мирном сосуществовании говорить, так самый первый храм – то есть, не католический, а православный был. Что-то примерно в 1909-м, а потом через несколько лет и костел католический был построен. Но мы знаем, что и до этого же тоже хоронили людей. То есть, получается, что эта вот парапия [приход] на литовском языке, католическая, Петра и Павла, которая была на Антоколе, пока не было костела, а кладбище было общее. Вот очень интересно, самое первое, самое старое кладбище, потому что кладбищ, опять же, там несколько. Наверное, около пяти кладбищ различных. Самое старое кладбище конца 19-го века, и вообще 19-го века, — очень многонациональное. Могилы и немцев – тех, которые строили заводы. То есть, это были основные инвесторы, хоть и была Российская империя, но основные инвестиции были из немецких земель просто-напросто. Также много польских фамилий, русских, белорусских. А если смотреть на кресты, то рядом и православные, и католические. На самом старом кладбище, пока не были построены костел и церковь, потому что как только построили церковь, временную церковь построили, – и она так и осталась на все время временная, и костел – автоматически образовалось кладбище православное, кладбище католическое. И таким образом только по-религиозному уже немножко делились: костел-церковь, было деление историческое.

— Так можно ли сказать, что железная дорога и та станция, которую мы сейчас знаем, – на которой есть и мемориал про 14 июня, и ежегодно мы говорим о высылке граждан Литвы очень разной национальности, и несколько лет назад цифры были опубликованы, что это не только литовцы, это были русские, белорусы, евреи – и вот эти несколько сот тысяч сосланы в Сибирь именно с той станции – стало точкой объединения просто пригорода? То есть, та Вилейка, которую мы сегодня понимаем, это Вилейка новая. А та, настоящая, — старая Новая Вильня, — она вот от Рокантишек, на том берегу, как ты говоришь, реки. Но ведь там эта жизнь продолжалась все это время?

— Конечно, трагические события войны были в чем? В том, что, я так считаю и думаю, что исторические факты говорят, что поменялось практически полностью население. Достаточно большая часть была сослана в Сибирь. Но это, конечно, процентально – если смотреть историю Новой Вильни, не такая большая, потому что не было каких-то дворян, это было больше заводское такое население, еще с 19-го века. То есть, первая трагедия – это, конечно же, ссылки, а вторая – это, наверное, просто репатриация в Польшу, я так считаю. Просто потому, что те коренные жители – они просто могли уехать в Польшу, и это не только поляки уехали. Уехали и те же самые немцы, швейцарцы, которые строили заводы…

— …а мы знаем, что они производили в те времена, довоенные? Чем они вообще занимались, какое производство было?

— Да, в довоенные времена если смотреть – так это производство такое было – такого очень широкого распространения. От разных металлических изделий, подков, кос, гвоздей, до производства дрожжей, производства – также была там, конечно, и швейная фабрика Мозеров, которые были вообще швейцарцы. И первый мэр Новой Вильни, опять же, был швейцарец, из Швейцарии. Мозер. Один из Мозеров. Их там была целая, так сказать семья.

— Прости, я уточню. Я впервые слышу эту историю. То есть наша Швейцария – это Вилейка? И мы ее просто не ценим.

— Если смотреть в Литве, какой самый большой след Швейцарии, то это, наверное, история с Мозерами. Они были из Санкт-Галлена – такой кантон есть в Швейцарии, который тоже там славился производством кружев, и вот эту часть они перенесли сюда, в Новую Вильню. У них даже было два завода, не один, по их производству. Сейчас, конечно, административное здание восстанавливается. Просто что интересно – что начинается такое восстановление, замечают эту историю. Находят вот что-то на чердаке просто этого здания, которое восстанавливают. Какие-то письма, которые лично писали Мозеры. И видим, что, конечно, в советское время вся история была, так сказать, вычеркнута. Вот эта вся история, которая связана с частной собственностью, с какими-то промышленниками, она, так сказать, немножко была в советское время игнорируема.

— Это было невыгодно, можем так подумать.

— Потому что потом заводы стали совсем другие. Конечно, это было, как и во всех городках, это и хлебопекарня, и мясокомбинат, и бумажные тоже фабрики, – несколько было. Но в советские времена, и особенно после Второй мировой войны, началась такая достаточно крупная индустриализация, и очень изменились вот эти вот товары. То есть, появились заводы станков, заводы сельскохозяйственной техники, заводы покрасочных аппаратов. То есть, это какие-то довольно крупные заводы. Немножко они, конечно, пытались интересоваться историей, но когда читаешь книги о заводе, обычно там есть несколько строчек, что вот когда-то здесь была фабрика Мозеров. Конечно, сразу упоминается об очень трудных рабочих днях по 12 часов, и так далее…

— …капитализм был плохим, да, понятно…

— …надо было привести, конечно, все эти примеры. Но исторические факты – они там немножко путались.

— Я тебя хочу спросить, просто про исторические факты. Как раз то, что ты говоришь – немножко ты упомянул уже времена, наверное, нам с тобой больше известные, когда Вилейка индустриализировалась. Я открою тайну – один раз в жизни, когда мы не достали форму в «Детском мире» в центре города, мы ездили в Вилейку, потому что там был двухэтажный магазин. На первом был овощной, на втором – промышленные товары, и можно было достать форму, потому что там всегда продавали форму. Это мое хорошее воспоминание о Вилейке. Но если мы говорим все-таки о том – сейчас уже у жителей интерес вызывает микрорайон? Я понимаю, что и сами жители не очень интересовались. Город – и город. Ну вот большая дорога до Вильнюса. Ну и работаешь себе, живешь.

– Обычно сами жители – так как достаточно большое количество жителей имеет просто потомков, которые жили в Новой Вильне, но, конечно, уже после Второй мировой войны прошло много лет, и уже это просто разные рассказы дедушек, бабушек и родителей. И все равно какие-то истории про эти вот старые здания, даже и дети теперешние, в Новой Вильне, – они их слышали. Мы также пытались провести такую, как бы, экскурсию для детей 8-9 лет. Ну и это, так как, конечно, нет педагогического образования, – сразу думаешь, как подойти к детям, не будет ли им слишком сложно. Вокзал, костел или еще что-то. И оказалось, что вот они некоторые такие ключевые исторические факты просто знают от своих родителей. И даже в таком достаточно раннем возрасте. А новые жители – те, которые после независимости приехали в Новую Вильню, или сейчас, за последние десять лет, – они, конечно, практические ничего не знают. И им это очень интересно. Да и самим местным тоже жителям – полностью, конечно, сто процентов, невозможно всего знать. Но, практически, у нас открытия продолжаются. Каждую неделю мы что-то находим. Я вот на прошлой неделе только получил карту 1904-го года Новой Вильни очень хорошего качества. Ну, как планировалась улица, где планировалась площадь, где планировалось учреждение волости. Это как сянюния, управление городом. Где планировалось какое-то училище, где рынок. Какие были названия улиц тоже. То есть, они менялись столько раз…

– Вы можете привести какой-то пример, чтобы мы примерно понимали? Наверное, это от правителей зависело в свое время?

— Да, например, улица, на которой стоит костел. Вот, наверное, такой самый яркий пример. Так вот это первое название, конечно же, было, так как там ничего раньше не было, просто была улица Таллиннская. То есть, как бы, типовые названия в Российской империи. Если строился какой-то новый город, тогда и называли: Вильнюсская, Рижская, Таллиннская, Московская, Санкт-Петербуржская и так далее. Можно такую параллель провести. Так вот Таллинская улица была. Потом была улица Костельная. Потому что уже костел построился. Потом была улица Восьмого марта. Это уже советский период. Потом была улица Palydovo – то есть, спутника. Связи с космосом, автоматически даже переименовали в советское время улицу. Да, название Palydovo так и осталось. Улица Спутника там, где стоит костел. Пока что ни о каких исторических названиях не идет и речи, о возвращении. Янки Купалы улица тоже есть. Янкос Купалос – до этого она была Рижская улица. То есть, Коялавичяус вообще на несколько кусков разделялась. И была Третьего мая улица. И Вильняус улица. То есть, и Санкт-Петербуржская улица. То есть, названия очень много раз менялись, но думаю, что это практически везде в Вильнюсе менялись названия улиц.

— Если говорить о каких-то еще объектах. Вот мы говорили про церковь, костелы, про железнодорожный вокзал и даже заводы. Чем еще выделялась Вилейка в то время? Что, тебе кажется, то сильное, что сейчас, может быть, и нельзя уже восстановить, но тогда казалось особенным?

— Одна из вещей, которую я бы хотел упомянуть – это просто создание Старого города Новой Вильни. То есть, это небольшой отрезок улицы Коялавичяус, где уже строились дома по периметру улицы, некоторые из них соединялись, как вот в Старом городе. Если вот Ужупис, например, посмотреть – так это самый, наверное, близкий пример к Новой Вильне. Потому что эта улица Коялавичаус – она ведет практически с Полоцка. Это исторический Полоцкий тракт. И почему это ценная такая особенность? Потому что мы видим, что город не достроился. Практически видим, что его даже в межвоенный период, в Польский период, его развитие остановилось. Приостановилось, я бы так сказал. Там достаточно не развивалось строительство, и это с архитектурной, с урбанистической точки зрения интересный такой феномен. Эти здания – они, конечно, не деревянные, кирпичные каменные строения. Такой образ несозданного города. То есть, с такими промежутками стоит дом, тогда какой-то промежуток зеленый. Конечно, сейчас промежутки – или там вообще какая-то избушка стоит деревянная, между теми каменными домами. Опять же, временная церковь, недостроенная. Недостроенная церковь, потому что новую строили, но ее разобрали во время еще Первой мировой войны просто-напросто на пороховой склад. Разобрали, и церкви никакой не осталось, только та временная, которая была деревянная построена, она осталась, и вот мы и видим такие вот названия. Бывшее Здание правления, бывшая Пожарная станция, бывшие какие-то магазины, бывшее депо…

— …больница, школа – это тоже должно было иметь место.

— Да. Школа, например, одна была двухэтажная в межвоенный период – она просто-напросто сгорела. То есть, в Новой Вильне есть много таких историй – можно было бы просто сделать маршрут-карту про то, что просто-напросто не сохранилось.

— Мы когда говорим про Новую Вильню, вообще для тех, кто не часто бывает или представляет себе, что куда-то надо очень далеко ехать. Ты уже говорил о Рокантишках, – это со стороны Антоколя можно въехать, там так называемый пятый километр, попасть. А есть и совсем другая сторона. И как жители Вилейки относятся к Павильнису, который, на самом деле, очень красивый лес, если из Пушкиновки выбираешься, о которой мы тоже говорим в наших подкастах, и поднимаешься там по этой Черной дороге, и попадаешь через Павильнис в Вилейку… Что история нам рассказывает про вот эту часть?

— Да, так вот еще один слой истории просто из того, из чего состоит Новая Вильня – это природный слой, и самая такая ценная вещь – это, конечно же, рельеф самой Новой Вильни. Начиная от Новой Вильни, так как Новая Вильня – это, так сказать сленис [долина] по-литовски.

— Долина.

— Долина реки Вильня. И получается, что здесь достаточно большой перепад высот. То есть, это примерно около 80 метров, и есть вот Пучкорю атоданга, — тоже обрыв Пучкоряй, который – это просто одна из самых больших разниц высот в Литве. Не самая высокая точка, а просто самая большая разница высот. Можно назвать самой большой горой, потому что человек на самой большой  точке, самой высокой точке Литвы – он не увидит, что там она высокая возле Мядининкай, возле границы с Беларусью. А вот в Пучкоряй – да, он, конечно же, увидит вот эти вот долины, старые леса, также городище и курган этот, то есть древние захоронения людей.

— То есть, когда мы говорим о холмистом Вильнюсе, и отправляемся в сторону Вилейки, мы можем увидеть еще больше?

— Действительно, да. И если смотреть разрез просто от Замковой горы в Новой Вильне, Рокантишской, до, например, горы Гедиминаса – то мы увидим, что гора Гедиминаса примерно в два раза ниже. То есть, здесь рельеф такой – самый-самый высокий. Когда-то самая высокая гора Вильнюса – она тоже была в Новой Вильне, Барсукинес калнас. Гора Барсукине. Но в Лиепкальнисе, когда строили гору для лыж, то там…

— …наш курорт зимний…

— …взяли, и насыпь сделали повыше. И получилось сейчас формально, что все-таки самая высокая точка там, в Лиепкальнисе. Вот хоть это тоже достаточно недалеко.

— То есть, люди, которые любят туризм пешеходный – ходить, наслаждаться природой, погодой, перепадами, долиной реки, курганы, как ты говоришь, то есть, не только  историческая история. По пути в Вилейку можно еще пройти обалденный пешеходный маршрут.

— Да, там, действительно, совсем другая история. Более связанная вот именно с замком Рокантишек, это уже 16-й век, или еще раньше. Это 11-й век – разные курганы. То есть, более древняя история, природа, рельеф, остатки мамонтов…

— …остатки мамонтов? То есть, дорога в Вилейку – это у нас остатки мамонтов… Я никогда еще не слышал…

— Недавно нашли вот именно клыки – наверное, так можно назвать, во время постройки этой дороги.

— Скажи, пожалуйста, если говорить о Новой Вильне сегодняшнего дня – ну, наконец-то, что-то сдвинулось, мы видим реновацию, освещенные улочки, и ни для кого не секрет, что, конечно, хочется больше, быстрее, но какой-то сдвиг уже есть. И появляются новые жители. Чего не хватает современной Вилейке, чтобы окончательно себя утвердить? Раз. И все-таки, это пригород, или это район? То есть, что такое Вилейка – для тебя, как жителя Новой Вильни, и как бы ты хотел, чтобы мы, вильнюсцы, видели это?

— Ну, конечно, для меня это – ну как город в городе, конечно. Потому что практически все, так сказать, услуги можно получить именно в Новой Вильне. Единственное, чего не хватает, – и об этом говорят местные жители, – это, наверное, сфера развлечений.

— Когда-то был кинотеатр, в советские времена. Его уже нету?

— Да, его конечно нету. Сейчас там торговый центр. Ресторан тоже снесен, историческое здание ресторана, послевоенное здание ресторана историческое, оно тоже снесено. Там сейчас другой торговый центр. То есть, вот эта область развлечений, общепита – они, так сказать, немножко…

— …подтянуться хочется.

— Вот в этом месте, конечно же, есть где подтянуться.

— То есть, если ехать в Вилейку, надо брать термос и бутерброды, на всякий пожарный…

— Кофе, конечно, можно купить, но есть некоторые кафешки, но они очень, так сказать, разбросаны, нету какого-то такого вот одного центра. Конечно же, появился Думу фабрикас, очень интересное такое пространство, можно так сказать. Потому что это и бравор, где варится пиво, это и большой-большой амфитеатр, и зал, где вот сейчас, конечно же, проходят разные мероприятия. И вот, я думаю, что это, наверное…

— …оживит.

— Уже оживило, я считаю, Новую Вильню. Но, надо сказать, это, как мы называем, из космоса приземлившийся инопланетянин просто-напросто в Новую Вильню, потому что он просто один сейчас просто-напросто. И пытается вот именно заместить то, чего не хватает Новой Вильне. И что интересно, что, наверное, больше всего клиентов – это из города. Из Вильнюса. Это могут быть просто вообще какие-то иностранные туристы, которые гуглят, смотрят на карте фотографии, как это выглядит, им просто интересно. Видят, что это недалеко, что это практически десять минут на такси из Старого города. И они просто-напросто приезжают.

— Не могу тебя не спросить. Еще один вопрос, очень важный. Мы в детстве привыкли, что можно было в Тракай добраться на электричке. Электричка из Вильнюса в Вилейку – она же ходит практически регулярно. Это же самый простой способ добраться в Вилейку?

— Ну, я бы не сказал, что самый простой. Я бы сказал, что самый быстрый. И самый – более забытый.

— Он же ведь интересный. В окно же можно будет увидеть эти высоты, этот въезд через Павильнис туда, в сторону вокзала. Это действительно того, наверное, стоит – проезжая там, где машина не едет?

— Я вот именно, наверное, для тех, кто хотят посетить Новую Вильню, приехать, посмотреть – можете пройтись по тому маршруту, который был создан. Его можно найти на сайте www.naujojivilnia.lt. Вот примерно этот маршрут. Конечно же, проще всего приехать на поезде, — более интересно и исторически правильно, потому что Новая Вильня развивалась именно от этой железной дороги. И это очень быстро, это просто десять минут. Конечно, поезда ходят примерно раз в час, раз в полчаса – интервалы от получаса до двух часов. До нескольких часов могут быть интервалы, но это самый-самый быстрый способ доехать. Я думаю, что даже быстрее, чем на машине можно доехать – вот от вокзала до вокзала. Это точно быстрее, чем на машине, и конечно, этот вид транспорта – он больше всего забыт, но он очень интересный. Я тут вижу, конечно, очень большие перспективы вот в этом плане. Пробок, развития. Просто на будущее.

— Я в завершение хочу тебя спросить. Ты упоминал уже, что и экскурсии для детей вы делаете. И для групп, и для людей. И пешие. И увидеть леса, и парки. Удивляются ли люди, когда ты проводишь свои вот эти экскурсии? Что людям больше всего запоминается, и возвращаются ли твои туристы к тебе, чтобы узнать что-то побольше про Вилейку?

— Так сказать, каких-то особых туристов, конечно, нет. Сейчас экскурсии чаще проводит наш гид – именно уже гид, у которого есть лицензия,  профессионалный гид, и не один гид. Уже появилось больше людей, которые – я так, только сказать, начинал и пытался создать этот маршрут – а что касается того, что больше всего впечатляет в Новой Вильне? Это то, что они ее совсем другими глазами видят. Как такого вот небольшого городка с извилистыми, холмистыми, улочками, достаточно уютными. Очень много зелени, и совершенно такая, совершенно спокойная атмосфера, никто никуда не спешит. То есть, вот эта атмосфера – наверное, самое большое впечатление и производит.

— То есть, от царской империи до сегодняшнего дня и современности все сохранено в «городе в городе» под названием Новая Вильня?

— Практически основные такие, некоторые вещи сохранены, некоторые нет. Некоторые перенесены. То есть, это, опять же, очень интересно рассказывать про эти все слои, что было, что потом, куда это перенесли, что осталось. Вот это, наверное, — самое интересное. А самое важное – это, конечно, зелень. Вот эта вот атмосфера небольшого городка и атмосфера того, что ты попадаешь уже – ну, как все и говорят, что чувство, что ты действительно в другой город едешь.

— Какое время у вас самое прекрасное в Вилейке?

— Осень, наверное, — самое красивое. Вот та, которая золотая осень. Это самое красивое время, когда, действительно, приезжает больше всего туристов. Или просто жителей Вильнюса именно на Замковую гору Рокантишек, потому что именно вот эти все холмы, деревья – самое большое впечатление производят. Или зима, вот самая настоящая зима, когда снег лежит. Или лето. Единственное время, наверное, когда не совсем интересно – это…

— …конец зимы?

— Ну, начало весны, конец зимы. Вот такие вот периоды.

— Ну и можно лишь одно сказать. Какое расстояние? Нет никакого расстояния, в самом городе есть другой город, который можно посмотреть – а там и холмы, и природа, и все остальное. Максим Захаров. Человек, который инициировал проект собрать Новую Вильню на одну карту. И сделал большой маршрут, и у вас, ребята, это классно получилось. Ссылочку на экскурсию, о которой рассказывал Максим, вы найдете сразу под нашим подкастом. Я уверен, что ты не рассказал ничего – ты это делал сознательно, чтобы люди приехали и увидели своими глазами. Но я очень надеюсь на наши будущие встречи, и мы увидим Вилейку в новых цветах. Она будет свое прошлое восстанавливать и будет строить свое будущее. Спасибо тебе большое.

Познавательные маршруты по Новой Вильне.

Похожее